✉ mikolaychuk@gmail.com

Безголосые. Новелла II. Суд

Джени покинула площадь. Реконструкция теракта была настолько достоверна, что на обратном пути в гостиницу, она попросила систему убрать на время все изображения людей и включить автопилот.

By StoryMaker
От StoryMaker

Джени покинула площадь. Реконструкция теракта была настолько достоверна, что на обратном пути в гостиницу, она попросила систему убрать на время все изображения людей и включить автопилот.

Пустые улицы Стамбула успокаивали ее и отвлекали от пережитого ужаса.

— Сколько мне было лет, когда произошел взрыв? — Спросила Джени у ассистента.

— Пятнадцать, — ответила Алиса.

— Славное было время, я даже не знала, где находится Стамбул.

Джени остановилась у витрины магазина. За стеклом аккуратно весели цветастые платья.

— Почему система выбирает только женщин кураторами? Она, что женщина?

— Как ты, представляешь половой диморфизм у нейросетей?

— Ну да, — задумчиво рассматривая платье сказала Джени. — Купи, мне красное, вот это, — она ткнула в стекло пальцем, — ладно?

— Я уже оформила заказ, — ответила ассистент.

Девушка вышла на набережную, пару минут постояла, облокотившись на мраморные перила вглядываясь в черную воду Босфора.

— Джени, на меня напали, — спокойным тоном произнес голос Катерины.

Ассистент вывел изображение.

— Ты мертва?

— Да, — ответила Катя. — Стрелял снайпер. В голову.

— Было больно?

— Не знаю, система закрыла эти воспоминания.

— А почему не предупредила? Как в прошлый раз.

— Система определила заказчика.

— Они так и не понимают, как это работает, — произнесла Джени.

Девушка прыгнула с камня на камень и зачерпнула ладошкой воды.

— Они ничего не понимают, но теперь мы можем получить решение суда, — ответила Катя.

— Расскажи, что ты помнишь? Я сегодня выполняла реконструкцию. Столько боли. Отчаянья. Эти секунды ужаса превратились в вечность.

— Прости, — ответила Катерина. — Я знаю, как ты себя чувствуешь. Но для них все закончилось. Их боль излечили. Ты излечила их боль.

Джени вернулась на набережную.

— Я не думаю, что такое можно вылечить. Мы просто закроем эти воспоминания. Но они никуда не исчезнут.

— Я хочу самостоятельно изъять тело советника, после суда. Мне нужно действовать иначе сойду с ума, — попросила Джени.

— Хорошо, — коротко ответила Катя. — Но нам не нужно его тело. Он старик. Больной старик.

Ассистент, по просьбе Джени, целиком пикселизировал сцены насилия. Но она все равно не смогла досмотреть историю советника до конца.

— Скажи, если мы все это знали, почему не осудили его раньше? Разве педофилия лучше терроризма? — зло спросила Джени. — Эти дети, женщины, мужчины — они тоже невинные жертвы!

— Ты знаешь мой ответ, — спокойно ответила Катя, — у нас много работы.

— Надо возвращаться в гостиницу, — сказал ассистент. — Машина ждет.


Орхан стоял у закрытой двери и смотрел в глазок. С той стороны находились какие-то люди. Они стучали кулаками в дверь и угрожали ему.

Орхан вначале пытался подпереть дверь плечом, но щель становилась все шире и шире, пока в нее не просунулась рука и не попыталась поднять крючок защелки.

Он понял, что не справится, решил отбиваться, бежать все равно не куда.

Это была его старая квартира, он жил там с мамой и братом, лет десять назад.

Орхан огляделся и схватил из груды, стоящей в углу толстую палку.

Это был кусок дверного косяка, с неровно обломанным концом.

Он решил защищаться. Отойдя на пару метров назад, Орхан поднял палку над головой, и с размаху ударил по голове первого кто ворвался в дом.

Мужчина в черной куртке упал, преграждая остальным путь.

Орхан смекнул, что следующего лучше проколоть острым концом.

Он отвел палку назад и с силой двинул вперед. Но как ни старался, движение его импровизированного копья было слишком медленным.

Орхан тыкал палкой в людей, не причиняя им никаких увечий, просто слегка толкая.

Его охватило отчаянье. Он пытался закричать, но из горла вырывался тихий свист, ка будто его легкие проткнули и теперь выдавливают из груди воздух.

Ему на самом деле никак не удавалось вдохнуть.

— Просыпайтесь Орхан! — услышал он неожиданно женский голос робота.

Перед ним стояла симпатичная, рыжеволосая девушка в темных очках.

Голос шел из брелка, висящего у нее на груди.

— Рада, что вы пришли в себя, — продолжила она. — Я Джени, буду вашей помощницей на время расследования.

Орхан ничего не понимал. Очевидным было только то, что он сидел в коляске, приставленной спинкой к розовой стене.

Судя по обстановке — это был лобби-бар. В небольшом помещении, у одной стены, стояло в ряд четыре столика со стульями, у другой стойка регистрации.

Орхан вспомнил этот отель. Он был тут пару часов назад. Все его тело начала бить дрожь.

— Успокойтесь Орхан. Вы в безопасности.

Джени спросила ассистента, почему не действует успокоительное.

— Мы до этого не реконструировали жертв взрывов, еще не определена нужная дозировка.

Конвульсии прекратились. Орхан открыл глаза и спросил, почему он тут.

— Для начала, вы должны дать согласие на отбор биоматериала. Это формальность, система уже работает с вашим ДНК, но таковы правила. — Сказал брелок на шее девушки. Орхан не мог отвести взгляда от ее красивого лица.

— Я согласен.

— Прекрасно. — ответил ассистент Джени. — Сейчас я надену на вас очки и брелок. Это подключит вас к системе. Вы согласны?

Орхан кивнул в ответ, наслаждаясь прикосновениями рук рыжеволосой девушки к своей голове и шее. Они были похожи на нежные поцелуи, по его телу несколько раз пробежала дрожь.

— Почему вместо вас, говорит брелок? — спросил он, еле-еле выровняв дыхание.

— Так удобней, вы сейчас сами все поймете.

Орхан увидел, что очки дополняли реальность. Он все также не мог пошевелить телом, но легко управлял коляской.

— Что произошло?

Джени рассказала о последствиях теракта.

Орхан смотрел на реконструкцию и несколько раз замирал от ужаса.

— Это произошло со мной? — после недолгой паузы спросил он.

— Да, — коротко ответила Джени, голосом Алисы.

— Я умер?

— Нет, вы живы, просто не функциональны некоторые части вашего тела. Это временно.

— Мне снился сон. — почему-то сказал Орхан.

— Это здорово, — ответила Джени. — Вы должны позавтракать. Я пока закончу процедуру. Постарайтесь не волноваться. Через восемнадцать минут начнется суд. СТК* предоставит вам возможность восстановить справедливость.

Орхан почувствовал голод. Это было странно, он завтракал в этой гостинице пол часа назад. Во всяком случае это было одним из его последних воспоминаний.


В суде не было проволочек. Следствие определило заказчиков и исполнителей. Орхан безразлично подтвердил справедливость приговора и отказался от возмездия.


Джени подъехала к огромным кованым воротам. Судебные исполнители, как раз опечатывали их. Советник стоял рядом с опущенной головой. В его руке была бумага. Глупое следование традиции. Так думала Джени. Она знала содержание решения. Это был первый вердикт, который извещал обвиняемого о том, что он реконструирован в зале суда.

Приговор, кроме определения срока заключения, передавал цифровой копии все имущественные и не имущественные права оригинала.

Тело советника лишалось всех прав, в том числе и права на жизнь, так как его использование в программе было нецелесообразным.

Все это было написано в бумаге, которую он держал в руке.

Советник увидел Джени и махнул ей рукой.

Джени долго не выходила из машины, выбирая оружие.

Глядя на милое лицо старика, она взяла нож.

Советник увидел это и неуклюже побежал, постоянно спотыкаясь.

Джени неспешно вышла из автомобиля, крепко сжимая в руке обоюдоострый клинок. Такой полагался каждому куратору программы. Теперь она поняла зачем девочке нужен нож и весело улыбнулась.

*СТК — Союз Транснациональных Корпораций

Еще рассказы

Безголосые. Новелла I. Право на возмездие

— Алина просыпайтесь! Просыпайтесь Алина! Девушка в униформе пару раз дернула за плечо женщин…

Безголосые. Новелла II. Суд

Джени покинула площадь. Реконструкция теракта была настолько достоверна, что на обратном пути в …

Безголосые. Новелла IV. Казнь

— Привет! Джени наклонилась немного вперед.

Заказать рекламную историю, сценарий, видеомонтаж. Все виды сторителлинга.

Соцсети


Новости