✉ mikolaychuk@gmail.com

Безголосые. Новелла I. Право на возмездие

— Алина просыпайтесь! Просыпайтесь Алина!

Девушка в униформе пару раз дернула за плечо женщину сидящую в коляске.

By StoryMaker
От StoryMaker

— Алина просыпайтесь! Просыпайтесь Алина!

Девушка в униформе пару раз дернула за плечо женщину сидящую в коляске.

Алина открыла глаза и увидела свое лицо, отраженное в стеклах черных очков. Голос, которым ее разбудили принадлежал роботу.

— Очень хорошо! Вы видите меня? — продолжал спрашивать голос.

Алина не отвечала, удивленно глядя на застывшие губы девушки пока не поняла откуда идет звук. Это было небольшое, белое устройство, которое висело у нее на шее.

— Алина, вы слышите то, что я вам говорю? Подайте знак. Моргните.

Алина закашлялась и с трудом произнесла.

— Почему у вас такой странный голос?

Я помощник, в данный момент выполняю одновременно несколько задач, поэтому говорю с вами через устройство, не используя собственные голосовые связки.

— Вы робот? — удивленно спросила Алина, всматриваясь в лицо девушки.

— Нет, я человек. Устройство синхронизировано с моим мозгом, работает удаленно, используя возможности собственного искусственного интеллекта. Это, как если бы у меня на туловище росла вторая голова единомышленника. Я знаю, что вы любите сказки и такая ассоциация вас не испугает.

— То есть у вас две головы?

— Технически — да.

Алина осмотрелась. Она находилась в просторном холле отеля. Ее коляска стояла возле миниатюрной лестницы, ведущей к нарисованному на стене маленькому балкончику.

— Все ваше тело парализовано, работоспособными остались только голова, шея и плечи, — напомнила помощница. — Но это временные неудобства.

— Что случилось? — спросила Алина покрутив головой.

— Это хороший вопрос, но мы вернемся к нему позже, — ответила девушка. — Пока что вам, необходимо прийти в себя. Хочу сразу сказать комплимент — вы прекрасно держитесь! Ваша выдержка и самообладание приводят меня в восторг.

Алина с удивлением услышала в голосе робота восторг.

— Вы отлично передаете эмоции, — она похвалила в свою очередь помощницу.

— Технологии не остановить, — рассмеялось устройство на груди девушки.

Алина еще раз оглянулась, проведя глазами по холлу, с права налево.

За стойкой ресепшна стояли двое смуглых мужчин, которые что-то объясняли пожилой паре. В разговоре участвовала только женщина, ее партнер безучастно смотрел по сторонам. За колонной виднелись столики бара, к ним, с другой стороны, были приставлены через тонкую стенку: кожаный диван и два кресла. Дальше был выход во внутренний двор. Алина видела белые столики и водяную горку, по которой детвора съезжала в бассейн.

— Как вы себя чувствуете? — спросила помощница.

Алина к собственному удивлению совершенно не волновалась, по поводу обездвиженного тела.

— Мне вкололи успокоительное? — спросила она девушку.

— Да. Это поможет справиться со стрессом. Но вы молодец!

Алине все равно было странно слышать голос робота и видеть крепко сжатые губы на лице помощницы.

— Пошевелите губами, чтобы я убедилась в том, что вы человек, а не манекен, — попросила она девушку.

Помощница открыла и закрыла рот, как пловец, который вынырнул глотнуть воздуха.

— Очень хорошо, что вы не испугались и быстро пришли в себя. Обычно человеку требуется время для этого.

— Вы так говорите, как будто сами не человек, — насторожилась Алина.

— Я человек, — помощница снова по-рыбьи глотнула воздуха

— Ясно, что дальше?

— Хорошо, что вы спросили, — веселым голосом проговорил брелок на шее. — Вам надо восстановить память и освоить несколько новых гаджетов.

Алина кивнула головой и хотела протянуть руку, тело ее не послушалось. Помощница в это время распечатала новый брелок.

— Для начала, вы должны дать согласие на отбор биоматериала. Это формальность, система уже работает с вашим ДНК, но таковы правила.

Алина ничего не поняла из сказанного.

— Что я должна сделать?

— Дать согласие, — повторила помощница.

— Хорошо. Я согласна. Что дальше?

Помощница повесила Алине брелок на шею.

— Все, — сказала она, одевая Алине очки.

— Это зачем? У меня отличное зрение.

— Это умные очки. Никаких сверх возможностей, просто изображение проецируется на сетчатку глаза. Очень удобно, ведь вам придётся управлять не только креслом. Алина посмотрела вниз.

— Я уже могу управлять креслом?

— Да, ничего сложного, брелок все сделает за вас, это будет похоже на ходьбу.

— Странно, такие «сверхтехнологии»… почему тогда кресло, а не экзоскелет.

— Экзоскелет в вашей программе не предусмотрен.

— Ясно, — сказала Алина и проехала немного вперед.

— Вы правы, это как ходьба, а можно спросить

— Да, — ответил брелок на шее девушки.

— Что со мной случилось?

Помощница в первый раз посмотрела Алине в глаза и произнесла.

— Вас зарезали, ровно тринадцать лет назад.

Голос у девушки был хриплый, но все слова прозвучали внятно и четко.

— Зарезали насмерть? — почему-то спросила Алина.

— Пятнадцать ножевых ударов, в область головы и шеи, ответил трагическим тоном брелок.

— Странно, как раз шея и голова у меня работают.

— Остальные вопросы потом, — сказала помощница. — Осваивайтесь пока, обед в 13:30.


Ресторан привел Алину в абсолютный восторг.

Сквозь огромные окна, расписанные арабской вязью было видно море.

Она съела немного сыра «фета», пару оливок и варенное яйцо, порезанное официантом на три части.

Было непривычно принимать еду из рук незнакомого мужчины, но ее это не злило, а даже забавляло.

Алина вдруг вспомнила руки своего мужа. Сильные, с крупными венами. Она любила, когда Сережа, прижимал ее к своей груди и целовал в щеку. Он был скуп на ласку, особенно на людях. Алина удивлялась, как смогла родить четырех детей без чужой помощи. Эта мысль улыбнула ее.

Внезапно море пропало и очки показали ей помощницу. Девушка стояла на берегу лагуны, прячась от солнца под тростниковым зонтом.

— Как вы себя чувствуете?

— Сыто, — ответила Алина.

— Отлично! К вам начинает возвращаться память, — продолжила помощница. — Все хорошо?

— Где мои дети? — ровным голосом спросила Алина.

— Ваши дети не пострадали, они не попадают под программу, — ответила помощница.

Алина совершенно не разозлилась.

— Но я люблю своих детей, — почему-то сказала она. — Расскажите мне о программе, что это такое?

Изображение изменилось, Алина посмотрела одноминутный ролик, о достижениях человечества.

— Какой сегодня год?

— 2030, — ответила помощница.

— Всего-то, — удивилась Алина.

— Технологии не остановить, — веселым голосом робота сказала девушка.

— А программа, отбор биоматериала, это о чем? Можно посмотреть видео об этом?

— Конечно. Вам сейчас удобно, в ресторане?

— Да! — ответила Алина, — Вид зашибезный. Море, кораблики, вода просто сияет на солнце. Это все настоящее, или программа?

— Это отель, в курортном городе Хургада, Египет. Вы здесь с семьей отдыхали, в 2017 году.

— А Тигранчик?

— Безусловно и Тигран Саакян — житель города Москва, уроженец Арташата, Армения. Он проходит, как член семьи.

Алина вспомнила Тигранчика, его неизменную улыбку и изысканную галантность.

— Как меня зарезали? За что? И где был Сережа, Тигран, дети?

— Много вопросов, — задумчивым голосом ответила помощница. — Ваше желание восстановить в памяти последние события абсолютно законны. Но я, все же, начну с программы. Именно программа «Право на возмездие», дала возможность реконструировать вашу личность.

— Вы это кто?

— Спасибо за вопрос Алина! Я об этом, как раз хотела рассказать. Вы прекрасно помните, что творилось в 2017 году. Это было время абсолютного недоверия к национальным государствам, особенно в части восстановления справедливости. Лживые политики преследовали только собственные интересы, ввергая человечество в пучину хаоса войны. Миром правили олигархические кланы, объединённые в закрытые клубы. Вы стали жертвой преступной политики.

— Вы так говорите, как будто прошло сто лет… Так меня зарезали? — переспросила Алина.

— Да! На вас напали возле входа на пляж отеля «Захабия».

— Я помню, — Алина опустила голову, — Я помню, мы шли покупать манговый фреш, в двухлитровых канистрах. Я оставила Сережу и Тиграна отвлекать парочку туристов, я боялась, что мне не хватит… что они купят тот фреш, который хочу купить я.

Алина вспомнила, как улизнула из-за стола, пока Сережа и Тигран пили «Джек Дэниэлс», с новыми друзьями.

— Вы напрасно спешили, — прокомментировала ее мысли помощница.

— Напрасно? Конечно напрасно! Кто-то успел купить фреш до меня, — с грустью ответила Алина.

— Они и купили. Предыдущего дня, еще до обеда.

— Что?! Вот гады! — зло сказала Алина.

— Если бы вы не пожадничали тогда, и пригласили новых друзей с собой, как договаривались накануне, террорист не напал бы на вас. Он выбирал только беззащитные жертвы, которые не могли оказать сопротивление.

— Б**дь! — выругалась Алина. — Сок не купила, так меня еще и зарезали на обратном пути… Но я… я первая нашла этот фреш!

— Вы не должны оправдываться, — миролюбиво промолвила помощница.

— Так кто вы? Повторите еще раз.

— Спасибо за вопрос, Алина! Мы — надгосударственная структура, которая объединяет людей не по расовым или национальным признакам, а по принципам и идеалам.

— И все?

— Не хочу забивать вам голову подробностями. Перед судом этой информации достаточно.

— Перед судом? Меня судят?

— Вы на стороне обвинения.

Голос робота звучал как печатная машинка. Она чеканила слова, разъясняя суть уголовного процесса, который должен будет начаться, ровно через один час и восемнадцать минут.


Алина подъехала к скамейке на набережной. Ржавый стенд сообщал о том, что администрация отеля не несет ответственности за купание на этом пляже.

— А я им еще коралловый риф показала, маску дала, — со злостью произнесла Алина. Она подставила лицо под ветер, делая глубокие вдохи носом.

Алина любила морской воздух и надеялась, что он успокоит ее.

Алине никак не удавалось отвлечься, в памяти всплывали лица этой подлой парочки, стырившей ее фреш.

— Подумать только! А ведь я даже не догадывалась, — зло шептала Алина, — волновалась, чувствовала неловкость за то, что пришлось их обмануть… Сережку и Тиграна заставила танцевать вокруг них… А оказывается эти мерзавцы… к тому времени, уже давно купили мой сок, и без всякого зазрения совести смотрели в глаза, приветливо здоровались, как ни в чем не бывало… пили мой виски. Гады!

Очки вывели изображение помощницы.

— Все готово, — отчиталась она бодрым голосом робота.

— Мне все равно не понятно, почему самому не говорить, это что так сложно? — Алина продолжала злиться, — когда читать было лень я понимала, но говорить собственным голосом… Бред! Бесите вы меня!

— Вам надо сосредоточится Алина, — сказала помощница, — наступает ответственный момент.

— Послушайте, а можно мне поговорить с этой парочкой мерзавцев, просто в глаза хочу посмотреть, — не выдержала Алина.

Помощница замерла без движения, потом спросила.

— Я правильно понимаю, вы хотите поговорить с людьми, которые раньше вас купили манговый фреш?

— Да! Я помню, как их звали, Дима и Рита, точно, Дима и Рита.

Алина зачем-то дважды повторила имена туристов. Помощница приветливо улыбнулась.

— Вы знаете, я забыла сказать, что это первый процесс по программе «Право на возмездие». Благодаря вам мы получаем массу полезных и очень важных данных. Но признаться я не могла даже предположить, что жертва совершенно не будет интересоваться собственным убийцей, сконцентрировав все свои мысли на незначительном, с нашей точки зрения, происшествии.

— Так я могу с ними встретится? — настойчиво продолжила Алина.

— Нет, — коротко ответила помощница. — Они не участники программы, и не совершали никакого преступления. Формально, злой умысел был у вас, когда вы спланировали операцию по отстранению Димы и Риты от покупки фреша.

— Так они же обманули меня!

— Нет, — еще раз сказала помощница голосом робота.

— Жаль, жаль, ну да ладно, что там с моим убийцей? Его поймали?

— Безусловно! Власти Египта его арестовали через тридцать восемь минут, после совершения убийства, осудили и казнили 13 октября 2017 года, — ответила девушка.

— Ясно. Ну так правосудие свершилось? Или нет?

По голосу было слышно, что Алина недовольна.

— Да, правосудие свершилось, но не окончательно. Наша программа предполагает расследование всех обстоятельств преступления. Система выяснила, что в вашем убийстве опосредованно принимало участие тринадцать человек.

— Тот подонок, который меня зарезал был не один? — заинтересовалась Алина.

— Он был членом террористический организации, как сказали бы тринадцать лет назад.

— Ого! А сейчас, как сказали бы? — удивленно произнесла Алина.

— Проблему решило новое оружие, которому не может противостоять ни одна правительственная или частная армия. Новое оружие не принадлежит ни одному из государств, и поставлено на служение идеалам добра и справедливости, — продолжила помощница. — Теперь мы можем, практически мгновенно, убить кого угодно и где угодно. Терроризм побежден…

Алина смотрела в море, не слушая слова девушки.

— Это надо же было так меня обмануть, — в сердцах произнесла она.


— Катерина Ерошина, необходимо представляться участникам проекта, — спикер с трибуны указал пальцем в зал, поднимая с места девушку в униформе.

— Так у меня бейдж, — ответила девушка голосом робота.

— Я признаю ваше право на свободу самовыражения, — скривился спикер, — вы здесь все такие… да… следующий процесс пройдет в Стамбуле, право на возмездие получил Орхан Байрамов — жертва теракта в Парке Султана Ахмета.

Когда собрание закончилось, Катерина подписала акты и была вынуждена пожать руку советника. Этого требовали правила.

— Когда вылетаете? — спросил ее советник.

— Завтра, сразу после передачи Алины Урсуляк родственникам.

— Слышал, что вам пришлось провести коррекцию данных.

— Да я совершила ошибку, — безразличным голосом робота ответила Катерина, — раскрыла данные третьих лиц, не участвовавших в программе.

— Прискорбно слышать, вы были лучшей на потоке, если у вас такие ошибки, может стоит пересмотреть программу подготовки.

Катерина не обратила внимания на его слова, молча развернулась и не прощаясь ушла.

Советник угрюмо смотрел ей вслед. Он привык доверять своему слуху и зрению, которые оказалось совершенно бесполезными в общении с этим поколением.

Советник в сердцах сплюнул и отправился в аэропорт.

Катерина вернулась в отель. Алина ждала ее у ресепшина, точно там, где они встретились в первый раз.

— Вы довольны результатом, — спросила ее Катерина.

— Да! Жаль только мерзавцы очень быстро признали свою вину — зло ответила Алина, — лучше бы их поджарили, жизнь мне всю испоганили!

— Я понимаю вас.

— Не знаю, меня что-то мучает, отвлекает, не дает сосредоточится, — сказала Алина. — Как будто я утюг забыла выключить.

— Вам понравилась программа? Для нас важно знать, что вы удовлетворены — спросила Катерина.

— Я об этом и говорю. Чего-то не хватает, может их больше было?

— Нет, — коротко ответила помощница, — система определила тринадцать человек, причастных к вашему убийству, все они сдались на милость правосудия, их сознание оцифровано и законсервировано, а тела используются в программе.

— Что ж, ладно, — недовольным голосом пробубнила Алина.

— Мне надо что-то подписать? — Нет, сейчас мы встречаем вашего мужа, самолет из Киева, только что приземлился в аэропорту Хургады.

— Ладно, тогда я буду ждать его на пляже, здесь много людей, не хочу никому глаза мозолить своей инвалидностью.

— Рада была нашему знакомству, — голосом робота попрощалась Катерина.

— Ага, так я тебе и поверила, — пробубнила Алина и выехала из отеля на улицу.


Катерина сделала чек-аут из гостиницы. Отдала водителю чемодан и попросила пару минут подождать.

Увидев посыльного с пакетом из супермаркета, Катерина подозвала смуглого мужчину в униформе, на бейдже которого было написано латиницей Мухамад.

— Здесь шесть литров мангового фреша, — сказала она предлагая забрать пакет посыльного — передайте это Сергею Урсуляку, для Алины. Скажите, что это комплимент от отеля.

Мухамад спрятал фреш за стойкой ресепшина.

— Все что угодно, мадам, — сказал он на ломанном русском языке и улыбнулся.

Еще рассказы

Безголосые. Новелла I. Право на возмездие

— Алина просыпайтесь! Просыпайтесь Алина! Девушка в униформе пару раз дернула за плечо женщин…

Безголосые. Новелла II. Суд

Джени покинула площадь. Реконструкция теракта была настолько достоверна, что на обратном пути в …

Безголосые. Новелла IV. Казнь

— Привет! Джени наклонилась немного вперед.

Заказать рекламную историю, сценарий, видеомонтаж. Все виды сторителлинга.

Соцсети


Новости