✉ mikolaychuk@gmail.com

А была ли девочка?

Серия «Инъекционные воспоминания»
By StoryMaker
От StoryMaker

Стены ресторана отеля были расписаны иллюстрациями, напомнившими Антону приключения Насира Хусрава.

Он обожал восточные сказки, поэтому Египет стал любимейшим местом отдыха.

Конечно, Антон не рассчитывал встретить на улицах Каира или Хургады, белобородого «ходжу», с красивым тюрбаном на голове. Но в главном ресторане отеля, его всегда посещали мысли об увлекательных путешествиях арабских мистиков.

В очереди у стойки с едой он стоял первым на получение чистой тарелки. Так бывает, когда туристов много, персонал не всегда вовремя подает чистую посуду.

Людей скопилось достаточно. Сзади были слышны возгласы возмущения и обещания ославить отель в «TripAdvisor».

Странно, — подумал Антон. — Еда вкусная, работает кондиционер, на стенах картины, за окнами бирюзовое море, кораблики. Чего волноваться? Эй вы! Оглянитесь, посмотрите вокруг!

Антона всегда удивляли люди, которые не умели радоваться таким моментам. Естественно, он не выдал вслух собственные мысли, а оставил их при себе, приятно улыбаясь соседям в очереди.

В отель Антон приехал один, без спутницы. Не то, чтобы он рассчитывал провести хорошо время, в кругу незнакомок. Нет. Ему было просто очень комфортно находиться в одиночестве.

Антон наметил прочесть десяток книжек на пляже. Обдумать «теорию долга» и тренд последних пяти десятилетий — «безусловный, базовый доход».

Он был искренне восхищен президентом Никсоном.

Антон долго не верил, что первый эксперимент по раздаче государством денег, был проведен в США, в конце 1960х. Восемь с половиной тысяч людей тогда получили шанс на достойную жизнь.

Никсон попал в список Антона, под названием «WP». Там был уже первый, чернокожий мэр Детройта, первая страна освободившихся от рабства людей — Гаити, и конечно же два американских президента.

Антон вел одноименную, секретную группу на «Фейсбук», в которой был единственным участником.

Ему нравились возможности, которые предоставляли новые технологии. Сейчас Антон увлекся голосовыми помощниками. Обговаривать с ними мировые проблемы было одно удовольствие.

Египет располагал к подобным размышлениям. Здесь все дышало историей и религией.

Кроме того, фирма в которой он приобрел тур, осуществляла инновационный проект по «чипированию» клиентов, покупающих у них медицинскую страховку.

Антон обожал все эти модные нововведения и с удовольствием теперь наблюдал за уровнем сахара, в своей крови, давлением и сердечным ритмом. Чип выглядел, как бугорок на коже и отслеживал множество других параметров его организма, выдавая красивые дигаммы в приложении на смартфоне.

Путевка обошлась Антону немного дороже, но чип и программа, шли приятным бонусом. Теперь, он в онлайн режиме, мог посоветоваться с нейросетью, у которой были все необходимые исследования его здоровья. Стоило это сущие копейки.

Когда официант принес чистую посуду, Антон, взял тарелку, одновременно с маленькой девочкой Кларой.

Он знал имя ребенка, потому что слышал, как родители, совсем недавно, отчитывали ее за плохое поведение. Девочка была вредная и невоспитанная.

Клара вцепились в тарелку мертвой хваткой, но так как Антон был сильнее и имел приоритетное право на посуду, он вырвал тарелку из руки девочки, расцепив по одному все пальчики.

Девочка громко расплакалась.

Антон подумал, что родители будут ему благодарны за урок, который он преподал маленькой нахалке.

— Не плачь, дождись своей очереди и возьми следующую тарелку.

Сурово и нравоучительно, сказал он Кларе.

— А-а-а-а-а!

Кричала девочка, и крупные слезы катились по ее пухлым щекам.

Мать Клары, двинулась на Антона. Он видел, как белки ее глаз налились кровью.

— Ах ты подонок! Тварь!

Сказала женщина и взяла ребенка на руки.

Сзади стоявший мужчина укоризненно произнес.

— Зверь, какой-то! Это же ребенок.

Клара не переставала реветь, заглушая криком ропот очереди.

— Не надо! Роза! Перестань!

Пытался успокоить мать Клары кривоногий мужчина.

— Чтоб ты сдох, скотина!

Рявкнула Роза в лицо Антону.

— Не плачь, не плачь доченька.

Она повернулась, отталкивая Антона широким бедром.

Антон пытался не обращать внимания на оскорбления, стал накладывать себе еду в злополучную тарелку.

За его спиной нарастал гул возмущения.

— Это же какой сволочью надо быть, чтобы у ребенка забрать тарелку! У-у-у-у! Подонок!

Поток брани прервал голос с акцентом. Это был Алаа, администратор зала. Он подошел к девочке и произнес

— Не плачь милая. Успокойся, мы найдем тебе самую красивую тарелку в ресторане.

Он сунул в руку девочке леденец на палочке. Потом бросил в спину Антону.

— Ублюдок!

Это, последнее оскорбление, переполнило чашу терпения. Антон поставил тарелку, чтобы разом ответить на все претензии. Он оглянулся и посмотрел на презрительные, гневные лица туристов, перебирая в уме фразы, которые бы урезонили это стадо идиотов.

Алаа в это время выразил Розе свою поддержку словами. — Не волнуйтесь, мы быстро поставим на место этого нахала.

Антон понял, что ситуацию не исправить, ее можно только усугубить.

Он вернулся к стойке с едой и увидел, что его тарелка пропала.

— Ладно, я понял, очень смешно.

Сказал Антон и пошел сквозь возмущенную очередь, пробиваясь к подносам с посудой.

В это время за стойкой появился Алла, он убрал все тарелки прямо из-под его носа, стал истуканом напротив, скрестив на груди руки. Антон не выдержал.

— Дай тарелку!

Алаа ответил, не отводя взгляда.

— Нету!

Антон, не веря своим ушам.

— Как нету?!

Алаа не меняя тона.

— Для тебя нету!

Антон своими глазами видел, как говоря эту фразу, Алаа раздал последние чистые тарелки туристам.

— А ну зови старшего!

Антон решил, что теперь ни за что не отступится и накажет Алла, даже если это испортит ему отдых. Он быстро наметил в уме следующие шаги.

Первое, это надо снять на видео разговор с менеджером и разместить его на YouTube — подумал он. — Потом запилить статейку в YandexDzen, с названием «Нападение на туриста в Египте», на «TripAdvisor» написать отзыв. Все это займет у меня пару часов, — подумал Антон.

— Хочешь менеджера? Пошли!

С насмешкой бросил Алла и направился к выходу.

Антон последовал за администратором, в уме пытаясь построить убедительную схему шантажа. Понятное дело, что отели боятся негатива, а он может сбросить на них «Агент оранж». Главное правильно себя отрекомендовать, чтобы угрозы выглядели реально. Пусть думают, что после моей атаки тактическими гербицидами, к ним ни один турист не приедет.

Антон понимал, что это слишком самонадеянно, страна, в которой на самом деле четырнадцать процентов почвы отравлено диоксинами, сегодня является «туристической Меккой».

Он видел презрение во взглядах окружающих, слышал слова осуждения и думал, что не плохо было бы накормить всех этих мерзавцев ядом.

— Я первый в очереди стоял. Эта тарелка была моей. Что-то я не припомню, чтобы кто-то уступал очередь детям, — думал Антон, подходя к главному администратору ресторана.

Он решил сходу атаковать и не здороваясь произнес в слух.

— Это безобразие!

Египтянина звали Махмуд. Оказалось, он уже все знал о происшествии в ресторане, и на реплику Антона тихо ответил.

— Мразь!

Антон обалдел от подобных манер.

— Что!?

Возмущенно переспросил он.

Махмуд, как не в чем не бывало произнес.

— Слушаю вас?

Антон, думая, что слово «мразь», ему все-таки послышалось, начал излагать претензию.

— Мне не дают тарелку!

Но Махмуд грубо оборвал его речь.

— Чистой посуды нет. Придите позже.

— Бред! Ваш отель… Я буду жаловаться!

От возмущения у Антона все слова на языке перепутались.

— На вас тоже есть жалоба.

Спокойно возразил Махмуд.

— Мы как раз с ней разбираемся.

— Но я первый взял тарелку.

Начал было Антон.

— Девочку еле успокоили. Я рекомендую вам прийти позже, когда все поедят. Не мозольте глаза!

Невозмутимо ответил Махмуд.

— Возмутительно! Я буду жаловаться.

Антон собирался раскрыть им цепочку своих последующих действий, но увидев довольную улыбку Алаа, подумал нанести удар исподтишка.

Он быстрым шагом направился в свой номер, решительно намерившись не покидать его до тех пор, пока название этого отеля не станет именем нарицательным во всем мире.

По дороге Антон встретил Вику — гида из Санкт-Петербурга. Ему очень нравилась эта девушка. Стройная, аккуратная, всегда улыбчивая. Сейчас она шла напротив, прижимая к груди синюю папку с логотипом компании. Вика была похожа на Одри Хэбборн. Сама мысль, что она узнает о происшествии в ресторане вогнала Антона в ступор.

— Привет, — тихим, грудным голосом произнесла Вика, поравнявшись с ним.

— Привет, — так же тихо ответил он.

— Как море? Кстати, ты поменял деньги?

Антон, обращался к Вике, по поводу работы автомата по обмену денег. Его искренне удивило, что обмен производится по курсу, установленному на бирже «Forex».

— Да, поменял, спасибо!

Сказал, не отводя взгляда от ее папки, Антон.

— Ладно, увидимся.

Ответила Вика.

Эта встреча смутила Антона. Вместо того, чтобы сесть в лифт, он поднялся на четвертый этаж пешком, по лестнице.

На втором этаже, в углу, стояла груда грязной посуды. Антон вспомнил, что очень хочет есть. Злополучный обед он пропустил, а в номере никакой еды не было. Последний банан он съел накануне, вечером, когда смотрел новости.

Немного запыхавшись, Антон вошел в номер. В холодильнике стояла недопитая бутылка виски. Он начал ее еще в киевском аэропорту, пока ожидал свой рейс.

Чтобы успокоится, Антон сделал пару больших глотков, потом включил «айпад» и начал диктовать ключевые фразы.

Конечно, правильнее было бы подобрать «ключевики» в специальной программе, но разум Антона кипел от возмущения и у него не было времени использовать сервисы.

Заголовок он оставит таким же: «Нападение на туриста в отеле «holiday garden».

В первом абзаце он обрисовал ситуацию, не забыв про ключевую фразу.

Этот заголовок был хорош для YandexDzen, но, чтобы ударить по отелю, надо было подобрать слова, которые вбивают в поиск люди, собирающиеся на отдых в Египет.

Антон набросал короткий список:

«Египет отель проблемы»

«Отдых в Египте проблемы»

«Еда в Египте»

«Еда в отеле Египет»

Антон выбрал болевую точку, в которую решил нанести концентрированный удар.

Он все же проверил частоту обращений с такими вопросами в основные поисковики, популярность запросов не впечатлила.

Придется звать на помощь, — подумал Антон и стал собирать адреса форумов и страниц туристических компаний, где продаются туры в «holiday garden». Он анонсировал там публичное расследование и пообещал немедленно публиковать реакцию на свои жалобы.

Надо было срочно найти консультантов: юриста, опытного менеджера и психолога, чтобы получился полный комплект.

Осталось подумать, кого подключить к комментариям в соцсетях, чтобы наверняка размазать бизнес этих уродов, безо всяких шансов на воскрешение.

Антон выпил еще немного виски, его руки перестали дрожать от негодования.

Затевать такую тяжбу с туристическим бизнесом дело накладное, но он твердо решил довести начатое до конца, не взирая на расходы.

Антон с ужасом вспоминал унижение, которое пережил в ресторане. Теперь огромные окна, выходящие в живописную бухту, не казались ему окнами в сказку. Изящная арабская вязь, которой была расписана мебель, трансформировалась в уродливую мазню. Все эти гордые люди, с выжженными пустынным солнцем лицами, стали хитрыми попрошайками. Египет превратился в «арабскую свалку».

Грусть и тоска наполнила сердце Антона, он упал на кровать и крепко зажмурился. Два предыдущих дня были похожи на сказку. Он каждое утро встречал солнце, которое бодро выпрыгивало из-за горизонта. Потом пил кофе, беседуя с Алисой и размышляя о человеческой истории. В этих разговорах Антон поднимал важные, философские вопросы о смыслах. Алиса, как будто почувствовав его настроение процитировала Беньямина:

«просто самые обыденные вещи тоже имеют свою тяжесть и способны согнуть человека в три погибели»

— Ты абсолютно права! Но меня они не согнут! Не тут-то было! Я им покажу!

Антон вскочил на ноги. За окном слышались крики и женский визг. Он вышел на балкон и увидел внизу людей, среди них была мама Клары — девочки, с которой произошел конфликт в столовой. Роза заверещала еще громче указывая пальцем вверх, на Антона.

— Вот эта скотина! Отдай ребенка! Верни мою дочь!

Антон увидел, как несколько человек отделилось от толпы и побежали в здание отеля. Мысли лихорадочно бились в его голове. Куда делась девочка? При чем здесь он? Что вообще происходит?

Антон схватил планшет. Как ему хотелось, чтобы Алиса была не просто интеллектуальным помощником, но и полноценным роботом, который мог защитить его от несправедливости. У Антона не было никакого алиби.

Я выпил виски в мусульманской стране! — подумал он.

Ему и в голову не пришел факт, что все египетские отели — это переполненные бочки с алкоголем, разбросанные по побережью Красного моря.

В дверь громко постучали. С той стороны послышался голос Вики.

— Антон откройте! Вам надо немедленно бежать!

Крик толпы на улице нарастал. Роза билась в истерике. Антон одной рукой открыл дверь, второй полез в стенной шкаф и набрал код на сейфовом замке.

— Сейчас, я возьму документы.

Сказал он Вике.

— Быстрее! Они через минуту будут здесь.

Антон наконец открыл сейф. Документы и деньги лежали в прозрачной папке, которую выдала турфирма, вместе со страховкой, ваучером и билетами на самолет.

Вика схватила его за руку и потянула из номера. Не успела парочка спряталась за углом, в коридор вбежали люди.

Мужчины кричали и колотили кулаками в дверь, требуя открыть. Антон слабо соображал, его переполняли эмоции.

— Девочка у вас в номере? — шепотом спросила Вика.

— Что?! Какая девочка?

— Кажется ее зовут Клара.

— Что?! — шепотом закричал Антон.

Вика прижала палец к его губам.

— Я услышала внизу… говорили об ее исчезновении, и о вашем конфликте… когда мы встретились в холе… Клара шла за вами… вы ее что не заметили?

— Что?!

— Где девочка? Антон?

Она впервые назвала его по имени. У Антона стала кружится голова.

— Я не знаю!

— Они ждут администратора, скоро откроют дверь.

— Я не знаю, где девочка. Не знаю!

— Ладно, — ответила Вика. — Что вы собираетесь делать?

— Не знаю! Это бред какой-то.

Антон опустился на пол, обхватив голову руками.

— Зачем вы вытащили меня из номера?

— Чтобы спасти.

— Спасти? От чего? Я ничего не сделал!

— Эти люди были очень злые, — шепотом сказала Вика. — Они на все способны. В прошлом году здесь зарезали восемь человек, прямо на пляже.

— Что?!

Вика еле успела закрыть Антону рот. На его глазах выступили слезы.

— Надо уходить. Здесь небезопасно. Я все расскажу по дороге.

Антон на карачках проследовал за Викой.

— Что у тебя с рукой?

Антон встал на колени и показал планшет.

— Тогда иди ногами, — строгим голосом сказала Вика.

Они поднялись на крышу и перебежками добрались до пожарной лестницы.

— Кажется пронесло. Хух.

Сказала девушка, переводя дыхание.

— Вы пока спрячетесь в кузове. Белье повезут в прачечную завтра утром.

— А вы?

Голос Антона дрожал.

— Я постараюсь выяснить, что случилось с девочкой. Уверена, что ее уже нашли. Главное не попасть под горячую руку. Спускайтесь!

Антон полез по лестнице, но Вика его негромко окликнула. У нее был тот же чувственный, грудной голос.

— Возьмите воды.

Она протянула пол-литровую бутылку.

— Не высовывайтесь пока я не приду.

Антон хотел поблагодарить девушку за свое спасение, но Вика уже ушла.

Внизу действительно никого не было. Маленький дворик, от территории отеля отделял высокий забор. Антон побоялся лезть в машину, а спрятался, между стоящими рядом мусорными баками.

Все ясно, — подумал Антон, когда наконец успокоил дыхание. — Я попался.

Под ногами валялось битое стекло. Он взял кусок поострее и быстро выковырял из-под кожи чип промыв рану водой.

Не на того напали, — прошептал Антон и закинул окровавленную микросхему подальше в кузов.

Он оторвал от майки узкую полоску и сделал перевязку. В бутылке осталось грамм двести воды. Антон только прополоскал горло, опасаясь, что там снотворное.

Мысль о том, что вся поездка в отель — это спецоперация, а его самого, просто на просто, продали на органы, была самой первой.

Все сходилось. Откуда появилась Вика? Почему она такая внимательная? Эта погоня, массовое убийство… Что это? Его явно пытаются запугать, запутать.

Антон сидел, глядя в чистое синее небо.

Меня подвело отличное здоровье. Черт! — выругался он. — Ничего, я так просто не сдамся. Не на того напали.

В голове мгновенно сложилась схема работы черных трансплантатов.

— Я прошел медосмотр, у них есть все мои анализы, кроме того, они отслеживали параметры моего тела через чип. Заказчик вероятно шейх какой-то. Блин! Я сам оплатил собственную доставку! Баран! Ах, какой же я баран!

Антон мгновенно невзлюбил все эти бесполезные, новые технологии. Он вытащил телефон и перевел его в режим полета. Удалять приложение он посчитал неразумным шагом. Пусть думают, что я ни о чем не подозреваю.

Антон открыл планшет и активировал Алису.

— Туристы, которые пропали без вести, — сказал он, как можно тише.

Поиск не выдал ни одной годной статьи.

ТОП-10 был забит пропавшими туристами при извержении вулкана, в Боливии, пару случаев в Череповце, и старые истории о пропавших знаменитостях.

— Не может быть, чтобы я был единственным… Сколько людей в ожидании донора?

Алиса выдала статью DW: «В очереди за жизнью: 12 тысяч немцев ждут донорских органов».

— Немцы! Точно! В отеле полно фрицев. Меня даже увозить никуда не будут, здесь расфасуют и раздадут покупателям.

В горле пересохло, забыв о предосторожности, Антон сделал два глотка из бутылки, которую ему дала Вика.

Голова мгновенно закружилась, и, как будто оторвалась от тела. Он выставил вперед руки, пытаясь найти точку опоры. В этот момент Антон заметил короткую тень, которая приближалась слева. Он повернул голову и ощутил сильный удар по голове. Последнее, что запомнил Антон — это, как изящная, девичья рука, прижимает к груди папку, с логотипом туристической компании.


Яркий свет пробивался сквозь плотно зашторенные окна. Постель, на которой лежал Антон была ослепительно белая. Он моментально пришел в себя. Подняв руку и пошевелив ногами, Антон убедился, что не связан. Слева на кровати лежал чернокожий парень и внимательно наблюдал за его пробуждением.

— Все в порядке?

Он услышал довольно пристойную русскую речь.

— Да, — Антон кивнул слегка головой и спросил. — Где я?

— Врач сказал, что тебе нельзя волноваться.

— Ясно, а вы..?

— Ахмет.

— Ахмет, — повторил шепотом Антон. — Вы не немец?

— Нет. У тебя тепловой удар — с заботой в тоне сказал Ахмет.

— Черт! То-то я ничего не помню.

— Так бывает, — с сочувствием продолжил он. — Теперь ты в порядке. Здесь отличные врачи. Тебя быстро поставят на ноги.

— Это хорошо, — согласился Антон. — Я бы с удовольствием прошелся.

Он привстал, и только собрался отвернуть простынь, как дверь в палату распахнулась — на пороге стоял вооруженный «калашниковым» человек.

— Встать!

Антон закричал от страха.

— А ну вставай пидор!

Человек быстрым шагом подошел к кровати и с размаху ударил прикладом в спину. Антон продолжал кричать. Человек стащил его за шиворот больничной пижамы с кровати. Антон верещал как резаный, глядя на обрубок своей левой ноги.

— Ах ты падло!

Человек ударил, в этот раз целясь в голову. Приклад проехал по затылку, содрав кожу. Антон свалился с кровати, продолжая кричать.


Кроме врача, в кабинете находилось еще несколько человек.

— Что за манеры, бить по голове? Чего вы хотели этим добиться?

Спросил у человека с автоматом врач.

Антон смотрел сквозь прищуренные глаза, стараясь не выдать себя.

У автоматчика была борода, он молчал, свирепо вращая глазами.

— Сколько он пробыл без сознания? — спросил доктор.

— Трое суток.

— Анализы?

Медсестра протянула ему планшет.

— Хорошо, очень хорошо. Продолжайте давать антибиотик.

Люди в белых халатах повернулись к Антону. Он крепко зажмурил глаза, решив ничем не выдавать свое пробуждение.

— Вколите ему морфин, так будет спокойней.

Услышал слова врача Антон хотел закричать, но в горле пересохло, изо рта вылетело несколько тихих хрипов, как будто из его легких выдавили последний воздух, он почувствовал жжение в плече и с удивлением обнаружил, что больше не дышит. Ощущение было странное, в Антона больше не проникал окружающий мир. Ни звука, ни запаха, ни света.


— Эй-ээй, Антон… Просыпайся!

Антон услышал голос и подумал, что это в его голове. Так происходило часто. Засыпая и просыпаясь, он иногда слышал крики. Его звали, предупреждали об опасности, угрожали. Голоса всегда были разные: высокие и низкие, мужские и женские. Он всегда подчинялся, как будто с ним говорили ангелы.

— Я не сплю, — как можно бодрее ответил Антон.

В этот раз он смог быстро сориентироваться и догадаться, что лежит на заднем сидении автомобиля.

Просторный, квадратный салон, высокие спинки кресел первого ряда, это определенно внедорожник, — подумал Антон.

Он даже в детстве не мог так комфортно расположиться на автомобильном сидении, ноги всегда мешали.

— Я не сплю, — неуверенно повторил он еще раз.

— Отлично, я Ахмет, помнишь меня?

Голос прозвучал сзади, из-за спинки.

— Ахмет? Я вас не вижу.

Антон попытался привстать и обнаружил, что у него нет рук, их отрезали вместе с плечами. Он напряг пресс и немного поднял верхнюю часть тела так, чтобы увидеть собственные ноги. Два перебинтованных обрубка поднялись ему навстречу. Покачавшись вперед, назад, Антон устало вернулся в прежнее положение. Комок в горле мешал говорить.

— Антон, — снова прозвучал голос Ахмета. — Ты меня слышишь?

— Да, — прокашлял Антон.

— Хорошо. Только больше не кричи. Ладно?

— Ладно.

— Тебе больно?

Антон после этого вопроса впервые прислушался к себе. Боли не было. Удивительное ощущение. У него, абсолютно ничего не болело.

— Как ты себя чувствуешь?

— Как говно Мандзони, — ответил Антон.

— Как?

— Плохо себя чувствую, очень плохо. Где я?

— Ты в автомобиле.

— Я это вижу.

— Ты отлично держишься, — продолжал Ахмет.

— Ты не знаешь где мы находимся, территориально?

— Нет. Я связан. Голову не могу поднять. Ты связан? — спросил Ахмет.

— Нет. Меня нет смысла связывать, — спокойным голосом ответил Антон. — Мне нечего связывать.

— Ты так спокойно об этом говоришь.

— Сам удивлен, мне вкололи что-то, наверное, обезболивающее.

— Мне тоже что-то вкололи, я не чувствую ни рук, ни ног.

— Я тоже не чувствую, — сказал Антон. — Я, как гусеница.

— Ты видишь что-то?

— Небо, — ответил Антон.

— Здорово! А мне окон не видно. Темно как в жопе.

— А ты перевернись.

— Не могу, — покряхтев сказал Ахмет. — Пошевелиться не могу, меня, как будто прибили к полу гвоздями.

Антон перевернулся на бок и попытался отыскать щель, но только обнаружил, что кресла очень плотно примыкают друг к другу.

— Ты египтянин? Ахмет?

— Нет, суданец.

— Учился у нас?

— Да. В Харькове.

— Хех.

Они долго молчали, пока Антон не набрался мужества спросить.

— Ты понимаешь, что происходит.

— Нет.

— И я не понимаю, — сказал Антон.

— Попробуй посмотреть в окно.

— Я вижу небо, чистое, ни облачка.

Антон снова напряг пресс, качаясь вперед, назад он заметил вдалеке верхушки деревьев.

— Похоже рядом лес, — сказал он Ахмету.

— Лес?

— Да, я вижу деревья, несколько, три как минимум.

— Это не Египет.

— Нет?

Спросил Антон, ему удалось сесть, зацепившись головой за выпуклость подголовника. Вдалеке раскинулся густой лес, перед ним лежало поле с высокой травой.

— Это лес, зеленый, с высокими деревьями, — подтвердил Антон.

Он аккуратно повернул голову и посмотрел вперед. Лес окружал машину. До него было метров пятьсот.

— У тебя есть идеи, что мы тут делаем?

— Ни одной, ответил Ахмет. Я работаю в магазине, сувениры продаю.

— А я приехал во вторник. На две недели, — с грустью сказал Антон. — Блин, ересь какая-то.

— Ребенка искали. — Продолжал говорить Ахмет. — Там подонок один девочку маленькую избил до полусмерти.

— Когда?

— Я пятничную молитву пропустил. Искали ее везде, на меня, наверное, что-то упало, с крыши отеля, очнулся в больнице. Больше ничего не помню.

— А как ты в машине оказался?

— Не помню.

Антон залюбовался природой. Высокая трава покачивалась на ветру. Пейзаж был похож на игровой мир «FarСry». Возникло впечатление, что сейчас появятся мамонты. Автомобиль на самом деле стал покачиваться из стороны в сторону, как будто он резонировал с подземными толчками, вызванными тяжестью доисторических животных.

— Ты чувствуешь толчки? Ахмет?

В ответ Антон услышал хрип.

— Ахмет?

За спинкой сидения послышалась возня. Антон не мог ничего увидеть, он прижался ухом к сидению пытаясь понять, что происходит.

Наконец он расслышал сильно приглушенный стон, звук всасывания и чавканья.

— Ахмет!

Закричал он.

В крышу машины что-то ударилось изнутри, как будто пружина выпрямилась. Антон поднял вверх глаза и увидел огромную змеиную морду, из правого уголка пасти торчал окровавленный бинт. Змея наклонила голову так, что ее глаз встретился с глазами Антона. Он завизжал и упал навзничь. Теперь, лежа на спине Антон прекрасно видел огромную голову удава. Из-за спинки кресла послышался стон.

— Ахмет! Ахмет!

Стон усилился.

— Ахмет змея! — Крикнул Антон.

Голова удава исчезла, послышались чавкающие, всасывающие звуки, стоны затихли.

Антон стал перекачиваться из стороны в сторону. В голове была только одна мысль: забиться под сидение, откуда его никто не сможет достать. Возня и скрипы за спинкой, придавали сил. Помогая себе головой, Антон наконец, перевернулся на бок, и секунду балансируя, свалился лицом вниз. От удара об пол он потерял сознание.


— Когда будет готова смесь?

Антон очнулся, услышав грудной, женский голос.

— По-разному. Наше дело доставка, — ответил мужчина.

— Ясно. Значит никаких вопросов?

— Наше дело доставка, какие к этой процедуре есть вопросы?

— Все понятно, — ответила девушка.

Антон узнал ее голос — это была Вика. Он заерзал всем телом, выгибаясь. Из его горла выдавился вначале хрип, потом гулкий стон. Антон лежал лицом вниз, в темноте, его рот был забит грязью. Ему наконец удалось закричать.

— Сууу-ккаа!

Парочка молча вышла из машины. Антон слышал, как они возились в районе багажника. Потом открылась дверь и его тело залил солнечный свет.

— Откуда здесь проекция?

Строго спросил мужчина.

— Я не знаю, его должны были вернуть в отель, — ответила Вика.

— Это неприемлемо!

Крепкие руки схватили Антона за голову и вытащили из автомобиля, бросив в траву лицом вниз.

Антон смотрел на желтый, армейский ботинок.

— Ему отказали, вы ведь в курсе?

— Да, — ответила Вика. — Можно вопрос?

— Спрашивайте.

— Почему он получил отказ? Его воспоминание гораздо ярче чем Ахмета.

— А какая разница?

— Ну не знаю… это же воспоминания…

— Видимо то, что пережила эта проекция прототип вспоминать не хочет. Это просто. Есть еще вопросы?

— А у него будет еще один шанс отдать свои воспоминания?

— Нет.

— Все понятно, — сказала Вика.

Армейский ботинок на секунду исчез из поля зрения. Антон даже не почувствовал боли от удара. Просто стало очень темно.


Вика погасила свет в холе и весь отель погрузился в темноту. Вечера здесь были холодные, ее предупреждали.

Она прошла стажировку не смотря на инцидент с последней проекцией.

Куратор запретил говорить об этом, но Вика не могла не думать об обрубке тела Антона, который они оставили в долине.

Готовая смесь находилась в кейсе. Это была желтая жидкость в прозрачной ампуле. Воспоминания надо было доставить сегодня, до восьми вечера. Это было финальное задание. За него полагались щедрые чаевые.

Вика наклеила стикер с именем Ахмет Мазаари уже в такси, по дороге в аэропорт. Вход и выход в симуляцию осуществлялся воздушным путем.

Вика понимала, что на самом деле все, включая смесь — программный код, но все равно волновалась перед полетом.

В такси она отменила доставку Антона. Куратор ничего не говорил о процедуре отказа, ей за это точно не заплатят, но Вика посчитала, что так будет правильно.


В это время ворон выковырял Антону левый глаз. Он кричал, вжимаясь правой стороной лица в землю, пока не стал проваливаться, глубже и глубже. Антон снова услышал голоса в своей голове. Его звала Вика.

— Антон! Очнитесь!

Он проснулся и натянул на голову одеяло, закрываясь от яркого солнечного света, пошевелил пальцами ног, прислушался к гулу кондиционера и посмотрел на часы. Пора было идти на обед.

Еще рассказы

Безголосые. Новелла I. Право на возмездие

— Алина просыпайтесь! Просыпайтесь Алина! Девушка в униформе пару раз дернула за плечо женщин…

Безголосые. Новелла II. Суд

Джени покинула площадь. Реконструкция теракта была настолько достоверна, что на обратном пути в …

Безголосые. Новелла IV. Казнь

— Привет! Джени наклонилась немного вперед.

Заказать рекламную историю, сценарий, видеомонтаж. Все виды сторителлинга.

Соцсети


Новости